Аннегрет Крамп-Карренбауэр

(Фото: Markus Schreiber / AP)

Что предложила министр обороны

Германия должна нарастить военные расходы до уровня 1,5% от ВВП к 2024 году и до уровня 2% к 2031 году. Об этом в четверг, 7 ноября, заявила министр обороны ФРГ Аннегрет Крамп-Карренбауэр в ходе выступления в Университете бундесвера в Мюнхене. По ее словам, Германия заинтересована в сохранении нынешнего миропорядка и поэтому стоит приложить больше усилий для его защиты. «Страна с нашими экономическими и технологическими возможностями <…>, геостратегическим положением и глобальными интересами не может просто наблюдать за ситуацией со стороны. У нас есть обязанность и интерес в том, чтобы активнее участвовать в международной жизни», — сказала министр.

У Германии есть собственные стратегические интересы, и она готова их отстаивать, подчеркнула Крамп-Карренбауэр, — Берлин должен укрепить сотрудничество с европейскими партнерами и помочь им бороться с глобальными угрозами.

Далее Крамп-Карренбауэр, которая в прошлом году сменила канцлера ФРГ Ангелу Меркель на посту главы Христианско-демократического союза (ХДС) и считается вероятным следующим канцлером, изложила несколько инициатив, направленных на укрепление обороноспособности страны:

  • создание Совета национальной безопасности по модели США, который поможет немецким властям более слаженно выстраивать и реализовывать национальную стратегию страны;
  • увеличение трат на оборону, чтобы укомплектовать бундесвер (вооруженные силы ФРГ) необходимым снаряжением;
  • укрепление военного партнерства с Францией;
  • создание формальной структуры для оборонного сотрудничества трех крупнейших стран Европы — Франции, Германии и Великобритании.

Реклама на РБК www.adv.rbc.ru

Сколько тратят другие страны Европы и сколько требует НАТО

В 2018 году Германия потратила на оборону $49 млрд, или 1,2% от ВВП, следует из базы данных Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI). Это третий результат среди стран — участниц НАТО в Европе. Сейчас больше всех на оборону среди европейских членов альянса тратит Франция ($63,8 млрд), на втором месте — Великобритания (почти $50 млрд).

Если обнародованные Крамп-Карренбауэр планы будут реализованы, то в течение следующих десяти лет траты Германии на оборону превысят нынешний уровень расходов других стран ЕС, а также России. Согласно последним прогнозам правительства ФРГ, рост ВВП страны на следующий год составит 1%. С учетом сохранения таких темпов экономического роста уже к 2024 году оборонные расходы Германии составят более $63 млрд, а к 2031-му — более $90 млрд. Россия потратила на оборону в 2018 году около $61 млрд, согласно данным SIPRI.

На увеличении оборонных расходов европейских членов НАТО до 2% ВВП настаивает президент США Дональд Трамп. Такая цель была утверждена членами альянса на саммите в 2014 году. В Берлине заявляли, что готовы повысить оборонные расходы, но на своих условиях. В апреле генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил, что большинство стран — участниц НАТО планируют увеличить расходы до 2% ВВП к 2024 году. «С 2016-го до конца настоящего года мы добавили $100 млрд дополнительно в оборонный бюджет», — указал Столтенберг.

Политика

Юбилейный букет угроз

Каким будет эффект от повышения оборонных расходов ФРГ

О необходимости укрепления бундесвера заявляла еще предшественница Крамп-Карренбауэр Урсула фон дер Ляйен, возглавлявшая военное ведомство с декабря 2017 года по июль 2019 года. За этот период Германия увеличила расходы на оборону с $41,6 млрд в 2016 году до $49 млрд в 2018-м, а также приняла меры по укреплению киберобороны страны. Крамп-Карренбауэр, вступая в должность министра, пообещала продолжить эти усилия.

Ее нынешнее заявление — попытка проявить политическую инициативу накануне съезда ХДС, который пройдет в конце ноября в Лейпциге, заявил РБК замдиректора Института Европы РАН Владислав Белов. Согласно майскому исследованию медиагруппы RTL и телеканала n-tv, 70% граждан Германии считает, что Крамп-Карренбауэр недостаточно подготовлена, чтобы занять пост канцлера.

О практической пользе предложенных Крамп-Карренбауэр мер говорить пока рано, считает Белов. По его мнению, многое зависит от того, на что конкретно будут потрачены дополнительные средства. Эксперт также высказал сомнения в том, что инициатива о росте военных трат до отметки в 2% от ВВП будет реализована. У такого шага может не найтись достаточно сторонников в бундестаге. Канцлер Ангела Меркель также пока не была замечена среди сторонников этого решения, заключил он.

Заявив о повышении расходов, Германия тем не менее оставила себе пространство для маневра — оно будет произведено не сразу. «Берлин учитывает скорые президентские выборы в США и последствия, которые для Европы будет иметь повышение расходов в Германии, которое изменит военный баланс», — полагает заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов. Германия вынуждена лавировать в ситуации, когда должна доказывать свое лидерство в Европе, хотя не все в регионе готовы работать на него и когда США не склонны считать Берлин лидером, отметил Данилов. Берлин несколько лет указывал на то, что финансирует оборону не только в рамках НАТО, но и в рамках ОБСЕ и Евросоюза, однако это не удовлетворяло Трампа и ставило генсека НАТО в двойственное положение — с одной стороны, он говорил о необходимости достижения расходов на уровне 2%, с другой — не мог критиковать одного из ведущих членов альянса.

Почему об укреплении обороны говорит и Париж

Заявление министра обороны Германии совпало по времени с публикацией интервью президента Франции Эмманюэля Макрона, который призвал европейские страны сплотиться и укрепить свой суверенитет в военной и технологической сферах. «Первое, что мы должны сделать, — это вернуть себе военный суверенитет. Я говорил о важности инициатив в сфере европейской обороны с момента, когда я получил кресло [президента в 2017 году] — на европейском уровне, на уровне диалога с Францией», — сказал Макрон в интервью The Economist. — У нас нет координации по стратегическим решениям между США и их союзниками по альянсу. Мы видим несогласованные агрессивные действия со стороны еще одного члена НАТО, Турции, в зоне наших интересов».

Однако за призывами двух стран стоят разные причины, говорит главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов. Решение Германии — это движение навстречу давним требованиям, Макрон же сейчас поднимает ставки, стремясь зафиксировать Францию как самостоятельную державу и лидера Европы, утверждает Лукьянов: в ближайшее время начнет работать новый состав Еврокомиссии, и за следующие пять лет должно проясниться, каким будет Евросоюз и кто будет его лидером. Если несколько лет назад само собой разумелось, что трансформацией ЕС будет руководить Германия, то сейчас ситуация другая — в Германии много внутриполитических проблем, на этом фоне Париж делает все, чтобы вернуть Франции традиционное политическое лидерство, что подразумевает и резкие заявления в адрес США.

Авторы:
Евгений Пудовкин, Полина Химшиашвили

Источник